Почему турфирмы закрываются в середине сезона? Чем опасны низкие цены на туры? Туристический рынок России с начала сезона пережил несколько сбоев в работе крупных операторов, в результате чего пострадали тысячи клиентов турфирм. Почему компании оказались неспособны выполнить обязательства перед туристами, чем опасны «горящие» туры, а также на что обращать внимание при организации путешествий в интервью Znak. com рассказал вице-президент Уральской ассоциации туризма, гендиректор турфирмы «Мир» Сергей Бузько.

— Обычно, несмотря на финансовые трудности, крупные турфирмы уходят с рынка только в конце сезона, собрав последние средства. Почему в этом году произошло иначе, и компании начали уходить с рынка в середине сезона?

— Нужно понимать, что туризм – не первичный, а остаточный продукт потребления. То есть в первую очередь люди, скорее всего, позаботятся о еде, потом о жилье, потом, возможно, об автомобиле, стиральной машине, загородном коттедже. И только после этого всего они готовы выделить средства на путешествия. Поэтому когда в ноябре прошлого года мы заметили снижение потребительской активности, мы резко свернули собственные амбиции. Понятно, что если продажи автомобилей снижаются на 30-40%, то и на путевки люди, скорее всего, станут тратиться меньше. А, например, турфирма «Лабиринт» (недавно объявила себя банкротом – Znak. com) тем не менее продолжала наращивать обороты, не ориентируясь на процессы, которые происходят в экономике.

— Вы связываете ухудшение ситуации в туристском бизнесе с западными санкциями и конфликтом на Украине?

— Нет. Новых визовых ограничений не появилось: кому-то раньше могли выдать визу на год, а теперь выдают на месяц, но это не является фактором, серьезно тормозящим отрасль. И это бред, что бизнес серьезно пострадал от того, что за границу не поехали силовики. Все силовики и военные составляли не больше 2% от общей массы россиян, путешествующих за границей. Отчасти на сферу туризма повлияли перепады валютного курса, но прямого влияния нет. То есть если евро подорожал на 10-15%, это не значит, что рынок просядет на те же 10-15%. По разным направлениям цифры могут быть разными, кто-то сейчас теряет и по 40%. Но сваливать на Украину это все нельзя.

— Сейчас отрасли требуется более жесткое регулирование?

— Безусловно. Сейчас туристический бизнес в России – это дитя без глазу. До 1998 года, я считаю, было время идеального туризма. В каждом регионе, включая Свердловскую область, тогда был сформирован и разумно поделен рынок с учетом баланса спроса и предложения. Вообще, мне кажется, в туризме нужно работать сумасшедшим людям, которые получают удовольствие от профессии. Потому что от хорошего специалиста туристы ждут в первую очередь 100% выполнения своих предполагаемых ожиданий. В Екатеринбурге за счет первых профессиональных туристских фирм была сформирована аура обязательности, ответственности, исполнительности, порядочности, честности и тактичности. У нас никогда не было никаких скандалов, войн, драк. Но после кризиса 1998 года ситуация кардинально изменилась. С одной стороны, в 2000-х в туризме стало больше «левых» людей, которые решили, что могут заниматься этим бизнесом, зная всего 3-4 отеля в Турции. С другой стороны, началась экспансия московских компаний в регионы. Чтобы занять существенную нишу на рынке, они стали демпинговать, появилось такое понятие как «горящие туры», которое существует, наверное, только в России.

— Потребители обычно радуются низким ценам.

— Это понятно. Но демпинг – это недобросовестная конкуренция. Например, «Нева» – типичный пример дискаунтера. Конечно, до конца о причинах проблем в бизнесе мы не знаем, но можно предположить, что в случае с «Невой» была неправильная оценка собственного экономического позиционирования, в итоге возник кассовый разрыв, кредиты взять не смогли и рухнули, не дотянув до конца сезона. Еще одна показательная история про демпинг – в 2000-е в одной из гостиниц Екатеринбурга расположилась московская фирма, которая предлагала туры в Париж по цене туров в Хургаду за 300 евро. Конечно, к ним все побежали. Компания проработала несколько дней, собрала примерно 100 тыс. евро и уехала. Люди никуда не улетели, концов никто не нашел.

Во многих странах есть антидемпинговое законодательство. У нас же пока только появляется понимание, что товары не могут продаваться по цене существенно ниже себестоимости. Если же бизнесмен устанавливает цену ниже рыночной, он должен платить дополнительные налоги. Это нормальная ситуация регулирования рынка. В противном случае за дело должна взяться антимонопольная служба. Правда, ФАС достаточно забюрократизированная структура, и антимонопольщики обычно предпочитают не вмешиваться, чтобы не оказывать давление на средний бизнес.

— У вашей турфирмы бывают «горящие» туры?

— Нет, мы такой ерундой не занимаемся, хотя периодически мне звонят люди. Но я знаю, что в некоторых других компаниях ведутся списки туристов, которые готовы вылететь по «горящему» туру хоть через три часа, лишь бы подешевле. Хотя, по сути, горящие туры – это показатель того, что турфирма не смогла реально оценить свои экономические возможности. Я, например, сейчас могу выкупить 36 самолетов в Антарктиду, разработаю крутой интересный тур, но стоить он будет $4 тыс. и что-то мне подсказывает, что направление не станет популярным. В итоге я буду вынужден скидывать путевки по низкой цене.

— Вы чувствуете, что сейчас рынок перенасыщен?

— Да. В Анталию из Екатеринбурга летает сейчас около 20 самолетов. Я не считаю, что нужно оставить только два самолета, чтобы каждая путевка стоила $10 тыс. но перебор есть. Иногда ты смотришь, по каким ценам заполняется самолет, и считаешь часы до того момента, пока не схлопнется очередная турфирма. Например, нормальная цена авиабилета для Греции – 400-430 евро, и когда при этом на рынок заходит оператор с ценой в 15 евро, компания, которая работает по честным ценам, начнет подумывать о том, чтобы свернуть направление. Но и низкая стоимость не сможет удержаться долго.

— Как вы оцениваете работу ассоциации «Турпомощь», которая была создана как раз для того, чтобы помогать туристам в кризисных ситуациях?

— Изначально создание «Турпомощи», на мой взгляд, было спланированной акцией по спасению первых 50 турфирм, которые раздули объемы своего бизнеса. И теперь туристов того же «Лабиринта» спасают, в частности, за наш счет. Мы исправно платим взносы, хотя нашим туристам помощь не требуется. У меня тоже были долги, но я обходился собственными силами.

— Каким образом, на ваш взгляд, должна измениться позиция государства по отношению к турбизнесу?

— Главная проблема – бесконтрольность со стороны государства сферы, которая связана с жизнью и безопасностью людей. Сейчас нужно принимать новый закон о туристской деятельности, потому что старый не отвечает требованиям времени. Он не запрещает демпинг и не отражает уровень ответственности турфирм за предоставляемые услуги, и в итоге многие считают туризм источником бесконтрольного заработка. Между тем в развитых странах туризм может составлять 15-20% ВВП. В России же пока даже нет понимания, сколько компаний работает в отрасли. Однажды я потратил несколько дней и посчитал, что в Свердловской области в сфере туризма работает около 3 тыс. компаний, но надо понимать, что некоторые из них используют «серые» схемы ухода от уплаты налогов. Я уже лет пять на всех совещаниях поднимаю одну и ту же тему: надо понять, сколько туризм дает налогов государству. Когда у государства появится экономическая заинтересованность в развитии отрасли, появится и контроль. Учитывая развитие отрасли, на мой взгляд, необходимо создание в федеральных округах представительств Ростуризма, а лучше – в регионах и на федеральном уровне отдельных министерств по туризму.

— Что делать туристам, пока никаких изменений с точки зрения регулирования рынка не произошло?

— Универсального рецепта нет. Во-первых, нужно успокоиться – все самое страшное уже миновало. Однако есть подозрения, что еще несколько московских компаний могут уйти с рынка, поэтому действовать нужно внимательно и осторожно. Я советую опасаться низких цен и внимательно изучать договоры. Бывает так, что люди отдают компаниям по полмиллиона рублей, не получив при этом кассовый чек. Это неправильно. Кроме того, нужно узнать, кто является изначальным поставщиком тура, и насколько налажены взаимоотношения между поставщиком и турфирмой. Также один из способов проверить устойчивость бизнеса турфирмы – запросить договор аренды офиса, где она расположена. Если договор заключен вчера, а его срок действия истекает завтра, бегите из этого места.

— В сложившейся ситуации вы пользуетесь чартерными рейсами?

— Я сторонник регулярных рейсов до тех пор, пока не разрядилась обстановка. Внутри чартерного рейса у туроператораесть возможность манипуляции с ценами. Например, в Таиланд на Новый год контрактная цена была $890-900. Чтобы привлечь внимание, часть билетов туроператор мог продать за $600, а оставшиеся – за $1200. В итоге провала произойти не должно, но при неправильном расчете могут возникнуть убытки, которые и приводят к печальным последствиям.

— Доверие к турфирмам подорвано. На ваш взгляд, больше людей станут организовывать путешествия самостоятельно?

— Самостоятельный туризм имеет право на существование, но я думаю, быстро революция не произойдет. Да, мне звонят и спрашивают: «Вы еще не закрылись?», «У вас все в порядке?», «Я улечу?». Но в конечном итоге, несмотря на панику, лично у нас количество клиентов только растет.

кто открывал турагентство

какие турагентства закрылись

что предлагают турагентства

Комментарии запрещены.

Навигация по записям